"Уна и Сэлинджер": метафизический роман Бегбедера

афиша в киеве, афиша киев сегодня, выставки в киеве, выходные в киеве, куда пойти, интересное киев, интересный киев, интернет издание, интернет- газета, киев афиша сегодня, киев куда пойти, киев куда пойти на выходных, киев куда сходить, креатив киев, куда можно пойти, куда можно пойти в киеве, куда пойти в выходные, куда пойти в киев, куда пойти в киеве, искусство киев, искусство в киеве, куда пойти в киеве сегодня, куда пойти киев, куда пойти на выходные, куда пойти на выходные киев, куда пойти на выходных, куда пойти с девушкой, куда пойти сегодня, куда сегодня пойти, куда сходить в киеве, киев мероприятия, новости, события киев, городское искусство, городское издание, интернет издание киев, интернет журнал киев, афиша киев, киевская афиша, новости Украины, новости Киева, последние новости дня, что сегодня делать, новости киев сегодня, новости киев,

 

↑ наверх

"Уна и Сэлинджер": метафизический роман Бегбедера

Алиса Январская - 18.08.2015 08:46 - Читаем

Бегбедер Ф. «Уна і Селінджер», К.: КМ Publishing, 2015. – 320 c. 

 

Бегбедер впервые зафиксировал ощущение, которое нельзя прочувствовать, а только уловить намек, как дуновение ветра. Потому что сама эта история о том, чего не было, но что могло бы быть. Аннотация говорит: «это лучший роман Бегбедера». Мы бы не были столь однозначны, но, кажется, месье двигается в верном направлении. По крайней мере, мы видим, что у него есть такие амбиции. Перед нами совсем другой Бегбедер: сентиментальный, ностальгирующий, целомудренный. Видимо игра в прожженного циника ему порядком надоела, и он обнажил свое истинное лицо. Итак, вместо дерзкого писателя объявившего, что «любовь живет три года» перед нами возник растерявшийся человек, который мучительно ищет опоры. Казалось бы, он даже бросает вызов «преходящему». Бегбедеру не нравится несовершенство этого мира, апофеозом которого является старость и смерть. Эй, здесь хоть что-нибудь живет вечно? Так и представляется, как одинокая фигура дает клич в небо, а ей отдается эхом: вечно, вечно, вечно…

Уна О'Нил

В центре его внимания – любовь американского писателя Джерри Сэлинджера и дочери известного драматурга Уны О'Нил. В последней, Фредерик Бегбедер заметил почти мистический магнетизм, которым просто фонтанируют все ее известные фотографии. Таких женщин, кажется, больше нет, как нет, и не будет второго Сэлинджера. Какая-то неотвратимая фатальность присутствует во всей этой истории: и вроде бы нет никакой загадки, но так хочется рисовать картины на тему «а что было бы если…». Любимая игра все мечтателей. Словом, Бегбедер, тот еще соблазнитель. 

Нельзя сказать, что «Уна и Сэлинджер» - целостное произведение. Заметно как Бегбедер писал роман рывками, видимо, в приступах жесточайшей тоски. Он, абсолютно не стесняясь, углубляется в то, что ему интересно, поэтому не увидеть личные мотивы здесь невозможно. «Уна и Сэлинджер» - это такая бегбедеровская необходимость, тонкое и ранимое интимное признание. И если обычный парень в таких ситуациях пьет три по сто, запивая пивом, то Бегбедер пишет книгу. Сам он оценивает жанр романа как faction. Faction – это такая особая выдумка, которая балансирует на грани реальности и вымысла: здесь реальны и герои, и факты их биографии, но при этом последние оказываются предметом интерпретации. Это почти как спиритический сеанс на литературном уровне. Разве вам никогда не хотелось поговорить по душам с Хемингуэйем? Или побыть немного автором «Над пропастью во ржи», который косвенно причастен к самому громкому убийству 20 века? И садитесь вы за стол с Хемингуэйем, и спрашиваете у него: Эрнест, дружище, как стать великим писателем? Нет, ну не таким, который пишет бестселлеры, а таким, который взрывает ку-ль-ту-ру. Так отчетливо выговариваете. Ну а он вам и отвечает: Все просто, бро. Для этого надо быть психом, а ты, Фредерик, такой нормальный, даже подташнивает немного. И что же тут поделаешь, если гениальное рождается то ли историческим, то ли личным пределом. Но это страх как некомфортно. Вот и приходится покупать билет в 40-е, когда и любовь была чище, и фрики были настоящими. 

Джерри Сэлинджер

«Уна и Сэлинджер» -  роман с антивоенным пафосом. Те размышления, которые Бегбедер вкладывает в сознание своего Сэлинджера, являются очень сильной частью произведения. До этого, подобное удавалось, разве что Воннегуту с его «Бойней номер пять». Конечно же, Джерри Сэлинджер хлебнул горя, и это отпечаталось на его творчестве и всей жизни, но что именно он испытал, а тем более, о чем думал? Пытаясь это представить и понять, Бегбедер, похоже, коснулся экзистенциального дна. «Найгірше – це гамір. Коли я йшов вперед, а довкруги падали мої товариші, мацаючи долі у пошуках своїх відірваних ніг, я, наче мантру, повторював лише одну фразу «Та заткніться ж ви нарешті, заткніться, заткніться…» Мета війни – не мир, мета війни – щоб ущухли залпи гармат. Небагато вбив я людей, та пригадую, як уважно і спокійно брав на мушку одного німця, а потім повільно натискав спуск свого М1*. І, наче у сповільненій зйомці, побачив, як розкололася навпіл його голова, коли моя куля поцілила йому в праву щоку. Це так заспокоює – знати, що вбитий він, а не я. Мета війни не в тому, щоб настав мир, а щоб здобути спокій».

Становится очевидным, что Бегбедер ищет свой предел, свое непроходящее, но делает это недобросовестно, потому как берет в заложники чужую неординарную жизнь. В психологии это называется интроекцией, а в литературе это теперь будет называться faction. Ну что ж, «несостоявшееся реальность» тоже требует своего литературного бытия. 

Кому читать: последним романтикам, пишущим философам и философствующим писателям, всем остальным книга может показаться сентиментальным хаосом. С «Уной и Сэлинджером» хочется уйти на берег моря с бутылкой джеймисона, обязательно в одиночку, а в наушниках должен играть «Creep» Radiohead. И если внимательно читать роман, то можно  даже услышать эту музыку, между строк. Совсем неважно, что в Нью-Йорке 40-х годов еще никто не знал о Radiohead, а богема вовсю слушала джаз.

Еще новости

"5 вопросов автору". Федор Рудый

Олеся Skazkinet - 20.02.2015 12:02
Читаем
Сегодня у нас в гостях – поэт из Броваров – Федор Рудый. Федор – студент факультета дизайна НАУ. В творчестве он не ограничивается только поэзией, а...

Фестиваль документального кино по правам человека Docudays UA 2015: изучать пропаганду

Мария Назаренко - 19.03.2015 16:03
Смотрим
С 20 до 27 марта ХІІ Международный фестиваль документального кино о правах человека Docudays UA приглашает посмотреть фильмы, собранные с лучших м...

Неизвестное кино: "Четыре льва"

Дарья Жаковская - 12.11.2014 21:11
Смотрим
  Когда смотреть: в пятницу, после джума-намаза; Кому смотреть: образчикам толерантности и обладателям здорового чувства юмора; Почему смотреть...

Альбом под микроскопом: Robbie Williams – Under the Radar. Vol. 1

Александр Дедков - 22.12.2014 14:12
Слушаем
   Странные чувства испытал ваш музыкальный обозреватель, когда ему довелось прослушать этот альбом. Второй раз за месяц звездные музыканты устрои...

Видим: